История Ижевска. Вниз от Центральной площади на «лыжах Кулаковой»: Три центра – три сердца
28.10.2015

Так исторически сложилось, что у Ижевска, в отличие от других столиц, сменилось три площади, которые были его центром. Самым первым из них была площадь перед собором Александра Невского. На ней мутил народ и творил скорый суд и жестокую расправу еще задолго до строительства последнего «мужицкий ампиратор» Емельян Пугачев.

На ней встречали Александра Первого Благословенного, а потом и его разнообразных родственников. На ней шумели революционные бури 1905 и 1917 годов. С нее в кровавом 1918 году отправлялись в братоубийственные бои ижевские повстанцы.

В том же 1918 году, после поражения Ижевского восстания, постепенно центральной площадью стала становиться площадь вокруг Михайловского собора. У его центрального входа были похоронены большевики и эсеры-максималисты, погибшие в застенках повстанцев. Но и не только – рядом с ними хоронили и умерших от болезней большевистских руководителей, да и самоубийце – одному из руководителей местного комсомола Кате Комаровой, застрелившейся в декабре 1918 года, здесь тоже нашлось место. Саму же Михайловскую площадь переименовали в Красную.

После этого, в 20-е – 30-е годы сложилась такая традиция: по красным датам и важным событиям собирали ижевских рабочих в старом центре, откуда они с музыкой и знаменами шли в центр новый - к обелиску борцов, павших за Советскую власть (памятник этот был воздвигнут в 1922 году), с его балкончика их приветствовали местные руководители. Однако после того как снесли Михайловский собор места вокруг обелиска стали приходить в запустение. Да и сам памятник в честь красных героев после войны пришел в ветхость и дорога к нему стала забываться. О чем накануне 40-летия Октябрьской революции на всех собраниях ветеранов и в прессе сетовал старый ижевский большевик Евгений Агапитов. Но, похоже, его мало кто слушал. Помню, как в дни тревожной молодости, а вернее детства, в семидесятые годы мы часто лазили там, устраивая разнообразные боевые игры. Сам памятник находился тогда в до того заброшенном виде, что из его балкончика на центральной стеле росло вполне себе вполне зрелое деревце. Публика, собиравшаяся за ним на пустыре снесенного собора, верности революционным традициям тоже не выказывала и даже тостов в честь них не поднимала.

Тем не менее, уже тогда детский пытливый разум поставил вопрос – как более сорока человек могли быть похоронены под таким сравнительно небольшим памятником. Обоснованность детской тревоги подтвердилась при восстановлении Михайловского собора уже в наше время. Памятник сократили, обрезав ему крылья. Никаких захоронений, при этой реконструкции, по словам проведших ее рабочих опять же не выявилось. Как говорил Аркадий Райкин: «Ребус, крохсворд».

После Великой Отечественной войны городские командиры задумались, куда перенести центр города из ставших узкими прежних пространств. Ну и как мы уже рассказывали в нашей «Любимой газете», придумали сместить его на старую улицу № 8, то есть Пушкинскую.

 

Новый центр – новая жизнь

В 1961 году, по генеральному плану Ижевска (созданному еще в начале пятидесятых годов и рассчитанного на четверть века), в районе Центральной площади начались строительные работы. Много чего снесли и на очищенном месте сначала построили, как положено, Дом правительства. Перед ним уже  7 ноября 1965 года, в день 48-й годовщины Октября, по площади впервые промаршировали колонны трудящихся, радостно приветствуя свое партийное и советское руководство.

 В том же 1965 году через дорогу от дома с руководящими работниками сдали первую очередь гостиницы «Ижевск» (сегодня — «Центральная»). Стала она сразу не только вожделенным и малодоступным приютом для многочисленных командировочных из всех республик СССР, но и своеобразным первым бизнес-центром. Поначалу главной целью приезжих было приобретение ижевских мотоциклов. Как раз в 1965 году гонщики СССР взяли кубок Европы на «Иж-Юпитерах» и «Иж-Планетах». Лет через десять гостиница была забита выходцами с южных республик, которые готовы были платить двойную цену за ижевские «Москвичи». В это нелегко поверить, но еще в семидесятые годы эта смешная по сегодняшним меркам машина, постоянно побеждала на европейских гонках все сменившие ее современные автомобильные бренды. Да и сейчас нет-нет, а вдруг в каком-нибудь ижевском дворе встретишь наш 412-й. И ничего он так себе бодренько выглядит, особенно если представить себе рядом с ним какого-нибудь его зарубежного ровесника.

В девяностые годы гостиница слегка заскучала – исчез поток командировочных, но их заменили многочисленные офисы коммерсантов и даже политических организаций. Так тут на глазах автора этих строк изображал напряжение шахматной мысли знаменитый гроссмейстер и оппозиционер Гарри Каспаров в партии с местным перворазрядником. Все это старательно снимали две зарубежные телекомпании, которые повелитель ферзей и слонов специально возил с собой.

Впрочем, бывали тут люди и весьма непростые. Так говорят, что в начале девяностых, когда «спортсмены» выясняли отношения с «синими» поселился в «Центральной» знаменитый вор-законник Дед Хасан. Вмешательства кавказцев в свои сугубо местные дела соперники ждать не стали и когда «дедушка» вышел из гостиницы на прогулку, из проезжавшей мимо машины ему под ноги выпустили предупредительную автоматную очередь. Хасан был человеком мудрым и покинул негостеприимный город.

Ансамбль с гостиницей составили первые в городе 14-этажные сорокапятиметровые высотки. Поселились в них среди передовых рабочих и университетских преподавателей и знаменитости союзного масштаба. Среди них здесь проживал прославившийся в годы Великой Отечественной войны Герой Советского Союза Георгий Сергеевич Томиловский. Возглавлял он в те годы (с 1959 по 1990 год!) почему-то одно из ижевских ПТУ. Пацанам же он запомнился тем, что лично, чуть ли не при полном параде, гонял нас с площадки 14-го этажа своего дома, куда мы забирались не для какого-либо баловства, а для осмотра городских далей и соответственных мечтаний о высоком. Не понимал он нас, видимо долгое руководство над пэтэушниками привило Герою недоверчивость к наличию у детей высоких помыслов. Впрочем мы не унывали и, умело маневрируя, убегали в другие дома.

В целом по плану развития города от Дома Правительства к пруду, пересекая улицы Карла Маркса, Красную и Горького,  должен был спускаться 60-метровый бульвар. По бокам его было задумано воздвигнуть комплекс зданий разной полезности. Что и было постепенно, но неуклонно осуществлено – сначала были отстроены «ЦУМ» (1972 год) и первый в Ижевске широкоформатный кинотеатр «Россия» (1967 год), затем в конце 1975 года открылся Дворец культуры «Металлург». В 1984 году  открылось новое здание Удмуртского музыкального театра (Театр оперы и балета). Но еще раньше, как завершение архитектурной этой композиции взметнулся над ижевским прудом монумент «Дружба народов».

 

Объект № 180001900

 

Под таким номером один из символов Ижевска и Удмуртии включен список культурного наследия России. Сооружен он был в 1972 году в память о 400-летии вхождения Удмуртии в состав русского государства и получил в народе название «Лыжи Кулаковой» (именно в феврале этого года на Олимпиаде в Саппоро наша великая лыжница взяла сразу три золотых медали). Имеет наш монумент высоту весьма внушительную – 46 метров. Был бы еще выше, но еще 6 метров пришлось убрать, так как по требованиям авиации СССР сооружения выше 50 метров должны были подсвечиваться специальными прожекторами (в том числе и на самом верху), что совершенно бы испортило вид. Да и где, кто и когда видел лыжи с лампочками?

На отделку монумента не пожалели ни бронзы, ни позолоты. Но разместили рельефы, украшенные ими, достаточно высоко. Словно предвидели наступление тех времен, когда всякий металл определенная группа граждан потащит в скупку. Весной 1977 года всю композицию наконец замкнули, соорудив пешеходный мост через трамвайные пути по улице Карла Маркса, который вдет нас и сегодня от Центральной площади прямо к «Лыжам». В наше время  провели реконструкцию монумента и окружающего его пространства.

Имена руководителей того времени сегодня никому ничего не говорят. Да и создателей его помнят только специалисты. А «Лыжи» стоят в память о спортивном и человеческом подвиге простой девушки из Удмуртии.

 

Евгений Ренев, кандидат исторических наук